Юхт А. И. Денежная реформа Петра I

Тема в разделе "Дискуссионный клуб по нумизматике.", создана пользователем Библиотекарь, 24 янв 2018.

  1. Библиотекарь

    Библиотекарь Пользователь

    Регистрация:
    21 июн 2016
    Сообщения:
    580
    Симпатии:
    10
    Репутация:
    0
    Юхт А. И. Денежная реформа Петра I // Вопросы истории. - 1994. - № 3. - С. 26-40.

    Денежная система России при Петре I претерпела коренные изменения. Начатая на рубеже XVII - XVIII вв. денежная реформа являлась одним из необходимых условий для многих преобразований, позволила государству получить немалые средства, которые были использованы для покрытия огромных расходов во время Северной войны и на другие нужды.

    В дореволюционной литературе имеется работа П. Винклера, специально посвященная денежной реформе первой четверти XVIII в., но основанная на ограниченном круге опубликованных источников. В общих работах о денежном обращении России характеризуется ход реформы (в основном по законодательным актам) и приводятся статистические данные о чеканке монеты1. В советской историографии денежное обращение России в XVIII в изучалось главным образом нумизматами, в первую очередь И. Г. Спасским. Его интересовали не только типы и разновидности монет, техника их чеканки, создание новой монетной системы, история Петербургского монетного двора, но и сырьевая база, подготовка и ход реформы, меры правительства по ее проведению и ее значение. Но все же история петровской денежной реформы не является специальным предметом его внимания. Работе московских монетных дворов и их роли в проведении денежной реформы при Петре I посвящены статьи В. А. Дурова2. Между тем денежная реформа, подобно другим петровским преобразованиям, заслуживает всестороннего изучения. Это позволит преодолеть недооценку ее значения, присущую новейшим работам о Петре3. Так, Е. В. Анисимов в своей книге даже не обмолвился о ней, а в монографии Н. И. Павленко говорится об этой реформе мимоходом и приводятся лишь данные П. Н. Милюкова о доходах казны от чеканки серебряной монеты в 1701 - 1703 годах.

    Существовавшая в XVII в. денежная система4 была архаичной, не отвечала потребностям развивавшихся товарно-денежных отношений, внутренней и внешней торговли. Чеканились проволочные серебряные копейки, денги (денежки) - 0,5 коп. и полушки - 0,25 коп. В основном делались копейки, более мелкие номиналы почти не выпускались, потому что казна не хотела нести двойные и четверные расходы на чеканку, и в ходу фактически были только копейки. Копейка не отвечала запросам рынка, затрудняла расчеты. Подсчет значительной суммы требовал огромной затраты времени. Чтобы уплатить несколько сот рублей, надо было отсчитать десятки тысяч маленьких невзрачных копеечек. Приходилось содержать большой штат счетчиков.

    Кроме того, для оплаты мелких покупок или расходов серебряная копейка была дорога, а денежек и полушек почти не было в обращении. Население выходило из положения, разрезая монетку на две или три части. Такие деньги назывались "сечеными". В указе 1700 г. отмечалось, что во многих городах "за скудостью денежек на размену в мелких торгах пересекают серебряные копейки на двое и трое". В ряде городов использовались и местные денежные суррогаты, "кожаные жеребья" - клейменые кусочки кожи5. Подобные явления наблюдались давно, они свидетельствовали о нехватке мелких денег, несмотря на увеличение чеканки серебряной монеты.

    В то время как в Европе начиная с XVI в. обращалась крупная серебряная монета - талер и его части, в России по-прежнему основные денежные единицы - рубль, полтина (50 коп.), полуполтина (25 коп.), гривна (10 коп.), алтын (3 коп.) существовали только как счетные понятия. Между тем Россия все более вовлекалась в мировую торговлю, и ее денежная система не могла стоять особняком, а неизбежно должна была строиться на тех же основаниях, что и системы других европейских государств, сохраняя, однако, при этом свою самостоятельность и особенности (десятичный счет, названия номиналов, надписи на русском языке).

    Кроме своих основных функций (служить мерой стоимости, средством обращения, платежа и образования сокровищ), деньги выполняют и прокламативную роль, являются средством пропаганды. В конце XVII - начале XVIII в. речь шла об утверждении идеи божественного происхождения царской власти и ее самодержавного, неограниченного характера. Маленькая, неправильной формы серебряная копейка давала в этом отношении скромные возможности. Иное дело - монеты рублевого достоинства, типа талера, с большим монетным полем, позволявшим поместить на обеих сторонах и изображение монарха, и государственный герб, и развернутую легенду. Архаичная денежная система, вызывавшая критическое отношение иностранцев, не отвечала и возросшему международному престижу России.

    Общий план денежной реформы начал обдумываться, по-видимому, еще с середины 90-х годов XVII века. Петр I во время пребывания Великого посольства в Европе (1697 - 1698 гг.) ознакомился с организацией денежного дела за границей и работой монетных дворов. В Лондоне царь несколько раз посещал Тауэр, где помещались государственная тюрьма и монетный двор, смотрителем которого был Исаак Ньютон. В конце XVII в. в Англии проводилась денежная реформа; вся прежняя монета, обращавшаяся в стране, была подвергнута перечеканке машинным способом. Реформа проводилась под руководством Ньютона, и царь вместе с Я. В. Брюсом в апреле 1698 г. видел, как работают машины монетного двора, слушал объяснения ученого и его рассказы о смысле проводимой денежной реформы6. Опыт работы английского и других монетных дворов Европы убедил Петра I в необходимости постепенно отказаться от ручной чеканки и использовать в монетном деле машинную технологию.

    При этом возникало сразу несколько задач. Требовалось создать гибкую денежную систему с использованием не только серебра, но и других металлов. Надо было определить приемлемую весовую норму и пробу для серебряных, золотых и медных монет, обеспечив изготовление их машинным способом. Предстояло установить единство денежного обращения на всей территории России, включая Украину, Прибалтику и другие регионы, где имела хождение иностранная монета. Реформа преследовала и фискальные цели: она должна была значительно увеличить доходы казны от чеканки монет для покрытия возросших расходов в связи с Северной войной.

    К реформе готовились основательно, начав с постройки новых монетных дворов и оснащения их разными машинами. С 1695 г. строился (в придачу к единственному Кремлевскому), "денежный двор, что в Китай-городе". На нем с 1697 г. делали серебряные проволочные копейки, а в дальнейшем машинами чеканили также монеты крупного достоинства правильной круглой формы.

    В 1699 г. был открыт Набережный медный денежный двор, расположенный на территории Кремля, недалеко от Боровицких ворот. На нем чеканили круглые медные монеты - денежки и полушки, а с 1704 г. - и копейки. Еще два монетных двора, открытых в 1700 - 1701 гг., действовали недолго. Наконец, пятый монетный двор был открыт на Хамовном (ткацком) дворе в Кадашевской слободе Замоскворечья. Средства ("заводные деньги") на его устройство выделил Адмиралтейский приказ. На Кадашевском дворе с 1701 г. чеканились первые серии новых (круглых) серебряных монет, а в 1704 г. были изготовлены и первые серебряные рубли; в том же году добавился и передел меди.

    На новых монетных дворах были установлены машины разного типа: плащильные (прокатные) станы, обрезные, на которых происходила вырубка монетных кружков, гуртильные, служившие для тиснения насечки или надписей на кромках монет, и печатные - для чеканки. Механизмы приводились в движение водяными колесами, конной тягой, иногда энергией ветра7.

    Реформа проводилась постепенно. Делали определенный шаг, выжидали, каковы будут последствия, и только затем переходили к следующему этапу. Еще с 1696 г. стали чеканить датированные проволочные серебряные копейки (ранее даты ставились крайне редко). Это новшество должно было подготовить население к грядущим переменам в денежном деле. Спустя несколько лет ввели в обращение датированную разменную медную монету. Параллельный выпуск одинаково датированных серебряных и медных денег приучал население к тому, что та и другая монета равноценны, тем самым укреплял и доверие к медной монете.

    Постепенно создавалась серия серебряных монет: 50, 25, 10, 5 и 3 коп.; в 1704 г. она получила свое завершение в рубле, равном по весу талеру (28 г.). Таким образом, все основные номиналы новой денежной системы вошли в обращение в 1700 - 1704 годах. В основу ее был положен десятичный принцип с привычным денежным счетом, ведущим начало с XV - XVI вв.: рубль - гривенник - копейка, с производными путем деления единиц пополам (полтина - пятак - денга - полушка). Со старым счетом на денги и алтыны было покончено, денежные суммы исчислялись в рублях и копейках.

    С 1701 г. на Кадашевском монетном дворе чеканились и золотые червонные, равные по пробе и весу дукату - золотой международной монете. Выпуск червонных означал создание русской золотой монеты, которой ранее не было в денежном обращении страны.

    Петр I отказался от введения общепринятых в Европе надписей на латыни. На всех деньгах в России легенды были на русском языке. Когда царю заметили, что монеты с русской легендой не будут принимать за границей, и поэтому надпись надо хотя бы с одной стороны сделать латинской, он ответил, что скорее скажет спасибо тому, кто предложит ему способ, как сохранить монету в государстве, а не тому, кто укажет, как скорее выпустить ее из страны8.

    Трудным был вопрос о весовой норме и пробе серебра и золота, а также монетной стопе (т. е. количестве монет, изготовляемых из куска металла определенного веса) для меди. В серебре и золоте на первых порах выдерживались стандарты международной валюты - талера и дуката (затем от них отказались), вследствие чего в 1698 г. вес серебряной проволочной копейки был понижен до 0,28 грамма. Следовательно, 100 новых копеек по весу соответствовали талеру и рублю 1704 года. Понижение пробы серебряной монеты после 1711 г., увеличивая доход казны от чеканки, вместе с тем вело к порче монеты со всеми вытекавшими отсюда последствиями (падение стоимости денег, рост дороговизны, сокращение фактических налоговых доходов и т. д.). В 1718 г. пришлось отказаться и от стандартных норм дуката, проба золотых монет была понижена, а стопа изменена9.

    Особенно тщательно подбирали весовую норму чеканки меди с тем, чтобы она была выгодной для казны и не слишком "вредительной" для денежного обращения и народа. Однако и тут фискальные соображения взяли верх. Начавшись весовой нормой 12 руб. 80 коп. из пуда, чеканка медной монеты дошла до 40-рублевой монетной стопы, приведшей к обесценению медных денег.

    Руководство денежным хозяйством до 1711 г. возлагалось на Приказ Большой казны. В его подчинении находились все монетные дворы, за исключением Кадашевского, состоявшего до середины 1711 г. в ведении Адмиралтейского приказа, полностью отвечавшего за его работу. Доход от чеканки на этом дворе шел на нужды военного флота, постройку кораблей, жалованье офицерам и матросам. В течение четырех лет (1711 - 1714 гг.) денежное хозяйство находилось в подчинении непосредственно Сената, затем вновь Приказа Большой казны и Камер-коллегии (1714 - 1720 гг.), а в 1720 - 1727 гг. - Берг-коллегии, ведавшей горно-металлургической промышленностью. Для контроля за деятельностью денежных дворов Берг-коллегия создала особый орган - Контору монетного правления.

    Главная задача этих учреждений состояла в обеспечении монетных дворов сырьем, его быстрого передела с целью получения прибыли и насыщения денежного рынка монетой. Предельный объем чеканки зависел только от наличия серебра, золота, меди и производственных мощностей монетных дворов, причем первостепенное значение имели сырьевые ресурсы, так как производственная база позволяла увеличить выпуск монет. Опасаться перенасыщения денежного обращения монетой и того, что это приведет к инфляции, не приходилось из-за недостатка драгоценных металлов не только в первой четверти XVIII в., но и позднее. Вывоз их, а также золотой и серебряной монеты был запрещен на протяжении всего этого столетия. К тому же звонкая монета в отличие от бумажных денег имела реальную стоимость, складывавшуюся из стоимости металла и затрат на изготовление.

    Снабжение монетных дворов сырьем, особенно серебром и золотом, оставалось самой острой проблемой. Добыча серебра на Нерчинском руднике в первой половине XVIII в. была незначительна, а своего золота Россия тогда практически не имела, получая его только в обмен на вывозимые товары при участии самой казны во внешней торговле. Недостаток серебра вынуждал к постепенному уменьшению его содержания в серебряных деньгах и увеличению доли медной монеты в обращении.

    Серебряная монета. Несмотря на то, что в первой четверти XVIII в. началось усиленное внедрение в денежное обращение медных денег, серебряная монета оставалась в России ведущей. Существовало несколько основных источников поступления серебра на монетные дворы: пошлины, покупка его непосредственно у русских и иностранных купцов, заключение с ними подрядов на его поставку, торговля казенными товарами. При Петре I была учреждена Купецкая палата, которая, не ограничиваясь покупкой серебра (слитки, талеры, старые деньги, чеканенные до 1698 г.) и золота у населения в Москве, рассылала для этой же цели своих эмиссаров на крупные ярмарки России (Макарьевскую, Свенскую, Раненбургскую), на Украину.

    Сводных данных о количестве пошлинного, купленного и подрядного серебра за первые 20 лет денежной реформы у нас нет. Но, исходя из сведений за последующий период, можно утверждать, что пошлинное серебро занимало первое место. Талеры, взимаемые в портовых таможнях, направлялись на монетные дворы, где их переплавляли в серебро требуемой пробы, которое затем шло в чеканку. За 12 лет (1720 - 1731) пошлинного серебра поступило около 7,5 тыс. пуд., или в среднем 625 пуд. в год. В некоторые годы (1727 - 1728) его вес достигал 835 - 850 пудов. Рекордным был 1730 г. (1048 пудов). За те же годы (1720 - 1731) покупное и подрядное серебро составило также значительную сумму - 5124 пуда, или в среднем 427 пуд. в год10. Продажа казенных товаров (поташ, смольчуг, ревень, рыбный клей, икра, железо и др.) играла значительно меньшую роль в поступлении серебра, особенно после отмены в 1719 г. монополии казны на экспорт большей части этих товаров.

    Соответственно, самые большие доходы казна получала от передела серебра, собранного в виде пошлин. За 1720 - 1731 гг. они достигли 1643 тыс., или в среднем 137 тыс. руб. в год. Такая высокая прибыль объяснялась тем, что в таможнях талер оценивался по курсу 50 коп. - значительно ниже действительного. В 20-х годах XVIII в. торговая цена талера была равна 102 - 103 копейкам. Доходы от передела покупного серебра были в несколько раз меньше. Главная причина тому - высокие цены на серебро. За тот же период они были равны 162 тыс., или в среднем 13,5 тыс. руб. в год. Прибыль от передела серебра, полученного от продажи казенных товаров, в среднем превышала доходы от передела покупного серебра. В 1715 г. она составила около 100 тыс. рублей11.

    После перехода денежного дела в ведение Берг-коллегии, в ноябре 1720 г. она наметила, как улучшить снабжение монетных дворов сырьем, повысить эффективность их работы, увеличить доходы казны от чеканки. Коллегия предложила не вывозить серебро и золото за границу, в том числе и мелкие серебряные деньги, и тем самым не допустить утечки старых тяжелых и высокопробных копеек, но и в Россию их не впускать, чтобы под видом российских копеек в страну не попадали фальшивые монеты. С этой целью намечалось ужесточить контроль в пограничных местах и усилить наказание за нарушение этих требований, освободить от пошлин золото и серебро, предназначенное для монетных дворов. Внутри страны предлагалось под угрозой жестокого наказания запретить переплавку монет из серебра высокой пробы и старых копеек, потребовать немедленной присылки на монетные дворы пошлинных сборов и ефимков (иоахимсталеров), вырученных от продажи казенных товаров.

    Коллегия отмечала, что монетные дворы могут увеличить передел серебра, а следовательно, и прибыль, если их капитал будет не уменьшаться, а увеличиваться. Поэтому они должны высылать в установленные места только прибыльные деньги, а не капитальные. Коллегия считала также, что все конфискованное и отписанное в казну золото и серебро надо передавать денежным дворам, чтобы увеличить их капитал. Наконец, она предложила перевести монетные дворы в Петербург, а если это сразу сделать трудно, то хотя бы для начала чеканить в столице золотую монету. С большинством этих предложений Петр I согласился, а некоторые рекомендовал обсудить совместно с купечеством и представить на рассмотрение в Сенат. Часть предложений коллегии была реализована в ряде сенатских указов12.

    Петр I поддержал мысль президента Берг-коллегии Брюса о постройке монетного двора в Петербурге, потому что это соответствовало его давнему намерению. Для этого двора были закуплены в Нюрнберге монетные прессы, которые и прибыли в Петербург в навигацию 1723 года. В Москве готовили к отправке в Петербург разные машины: медный обрезной и такой же печатный станы, отлитые в 1724 г. мастером медного литья Иваном Моториным, два плащильных стана со всем оборудованием и инструментами. Контора Монетного правления потребовала от казначея монетных дворов в Москве, чтобы "в деле и в отправлении ни малой остановки не было, понеже оные инструменты велено отправлять в самой скорости".

    Одновременно велось сооружение плавильни и конной плащильной машины. Однако быстро их построить не удалось, поэтому чеканку рублей в 1724 - 1725 гг. вели на обжатых талерах (на них имеется знак "СПБ" под изображением Петра). При отжигании талеры утончались и раздавались вширь, так что гуртить их было невозможно. С 1725 г. появились такие же полтинники13.

    Какой же была динамика передела серебра на московских и Петербургском монетных дворах? Всего за 1698 - 1711 гг., т. е. в первый, самый напряженный период Северной войны, было выпущено серебряных денег на 20,8 млн. рублей. Самых больших размеров чеканка достигла в первое пятилетие (1700 - 1704) войны, превысив 13 млн. рублей. Доходы казны от передела серебра в 1698 - 17,11 гг. составили 6139 тыс. рублей14. Такая высокая прибыль (29% общей суммы начеканенных денег) была получена за счет уменьшения веса монет (из фунта лигатурного серебра - сплава его с медью - делалось не 10 руб. 08 коп., как ранее, а 14 руб. 40 коп.), перечеканки старых, более тяжеловесных денег и отчасти понижения пробы серебра.

    Но Северная война продолжалась, и государство по-прежнему испытывало острую нужду в средствах. Пойти на дальнейшее облегчение веса только что перечеканенной монеты Петр I не решился. Оставался другой путь - понижение пробы, иначе говоря, уменьшение в монете веса чистого серебра и замена его медью. В 1698 - 1711 гг. деньги чеканились без установленной пробы. Принято считать, что монеты этих лет выпускались примерно по 84-й пробе15. Это не совсем так. По данным Монетной конторы, крупные монеты (рублевики, полтины и полуполтины) чеканились примерно по 82-й пробе, а мелкие - по более низкой, не выше 77-й пробы16.

    Указом 16 октября 1711 г. для мелких серебряных денег (копеек) была установлена 70-я проба ("чтобы в тех деньгах было чистого серебра в фунте 70 золотников")17, а с февраля 1718 г. по такой же пробе было решено делать рубли, полтинники, гривенники. Серебряные же алтыны и копейки (не старые, проволочные, а новые, круглые, машинной выделки) чеканить 38-й пробы, добавляя медь18.

    Во второй период Северной войны и правления Петра I, после 1711 г., темпы чеканки серебряных денег снизились примерно в 2,4 раза19. Столь заметное сокращение было вызвано прежде всего тем, что доля старых денег в новой чеканке резко сократилась, поскольку большая часть их была перечеканена в 1698 - 1711 годах. Из-за низкого размера (10%) лажа, т. е. надбавки, установленной казной, население неохотно сдавало старые деньги на монетные дворы. Старые деньги превратились в товар, их использовали для изготовления серебряной посуды, окладов для икон и для других бытовых нужд. Значительные накопления утаивались. В 1704 г. у купцов Шустовых взяли из тайника 106 пудов старых денег20.

    Однако и в эти годы (1711 - 1724) чистый доход казны составил 2227 тыс. руб., т. е. 26,2%, или всего на 3% ниже, чем в первый период. Такая высокая прибыль достигалась благодаря понижению пробы в серебряных монетах и крупного и мелкого достоинства, росту торговли казенными товарами на серебро, увеличению сбора пошлин от внешней торговли. Однако абсолютные среднегодовые доходы казны от чеканки серебряных монет сократились во втором периоде более чем в 2,7 раза по сравнению с первым. Также и расход серебра на чеканку монет, составивший в первый период 36195 пуд., или в среднем в год 2681 пуд, во второй период сократился до 14854 пуд., т. е. более чем в 2,4 раза (среднегодовой расход 1100 пудов).

    В течение всего времени, пока выпускались проволочные копейки, а именно до января 1718 г., они оставались основной продукцией денежных дворов. За три года данные по Кадашевскому двору таковы: в 1701 г. копеек было сделано на 277 тыс. руб., а монет всего - на 1303 руб., в 1702 г. соответственно 2,1 млн. и 1347 руб., в 1703 г. - 962 тыс. и 1110 рублей21. Конкретных данных за последующие годы в источниках нет ("а что монет и денег мелких зделано порознь не расписано"). Постепенно доля крупных монет машинного производства в общей сумме передела серебра увеличивалась. Регулярная и обильная чеканка рублей и полтин установилась после прекращения в 1718 г. выделки проволочных копеек.

    Новые русские монеты отличались от прежних правильной круглой формой и в этом отношении походили на западные, но оформление у них было другим. На лицевой стороне крупных монет (1 рубль, 50 и 25 коп.) Помещены изображение Петра I и надпись, содержащая его титул ("Царь Петр самодержец и повелитель всероссийский", "Царь Петр Алексеевич всея России повелитель" и др.), на оборотной - двуглавый орел, номинал и дата выпуска. Некоторые изменения во внешнем оформлении монет произошли в последние годы правления Петра. Серебряные монеты мелких номиналов (10, 5, 3 коп.) чеканились без изображения царя. Вместо этого на лицевой стороне помещен герб-орел, а на оборотной - номинал и дата славянскими буквами, более привычными для народа. На мелких серебряных монетах достоинство обозначалось и словами и соответствующим числом точек (для неграмотных). Эта традиция сохранялась и во второй половине XVIII в. на некоторых монетах (15 и 20 коп.).

    Уменьшение веса монеты и понижение пробы были экстраординарными мерами. Правительство Петра I опасалось еще раз вступить на этот путь, ибо он мог привести к полному расстройству финансов и банкротству.

    Увеличить доход от эксплуатации монетной регалии (т. е. исключительного права государства на выпуск монет) можно было только за счет расширения чеканки медной монеты с выгодной для казны весовой нормой. Рассчитывать на значительные доходы от передела золота не приходилось, так как из-за его нехватки золотая монета выпускалась на сравнительно небольшие суммы.

    Медная монета. Чеканка медной монеты была важной составной частью общей программы денежной реформы. Она позволяла экономить серебро, которого недоставало (да и стоило оно дорого), избавиться от постоянной нехватки мелкой разменной монеты - уязвимого места денежного обращения в течение всего XVII века. К тому же, когда серебряная копейка весила всего 0,28 г, невозможно было физически чеканить серебряные денежки и полушки.

    Петр I вводил медную монету осторожно и постепенно. В первые несколько лет копейки не выпускались, а чеканились только монеты, составлявшие долю копейки - денежки, полушки, полуполушки. От печатания последних вскоре (в том же 1700 г.) отказались. В первые пять лет объем передела меди был незначителен и не шел ни в какое сравнение с переделом серебра. Память о восстании 1662 г. ("Медном бунте"), вызванном чеканкой огромного количества медных денег с принудительным курсом, приравненным к серебряной монете, была жива среди старших представителей ближайшего окружения царя.

    Выпуск медных денег начался с 1700 г. на Набережном медном дворе по именному указу от 20 октября 1699 г. "для всенародной пользы и для общей прибыли ко всякому торгу"22. Но официально об их чеканке было объявлено в указе от 11 марта 1700 г., в котором говорилось, что "медные денежки, полушки и полуполушки... делают и впредь будут делать на Москве, на денежном дворе тисненые, а не литые и не кованые". Далее предлагалось прислать в Приказ Большой казны целые и "сеченые" серебряные деньги в обмен на новую медную монету, с тем чтобы постепенно изъять из обращения "сеченые" деньги23.

    Монетная стопа по 12 руб. 80 коп. из пуда меди, с чего начался передел, существовала недолго. Желая увеличить доходы, казна ухудшила весовую норму, в результате чего росла разница между ценой металла в монете и торговой стоимостью. Монеты становились легче, обесценивались. В 1701 - 1703 гг. монету стали делать по 15 руб. 44 коп., а в 1704 - 1717 гг. - по 20 руб. из пуда меди. Между тем цена пуда меди в зависимости от качества составляла 6 и более рублей.

    Медеплавильная промышленность в России в XVII - начале XVIII в. была развита слабо. Производственная мощность Кончезерского завода в Олонецком крае в начале XVIII в. была невелика. Крупным районом добычи меди с 20-х годов XVIII в. становится Урал. Здесь строятся сначала казенные, а затем и частновладельческие медеплавильные заводы. До этого времени казна в основном вынуждена была ориентироваться на привоз и закупку зарубежной меди. С этой целью заключались контракты на поставку ее на монетные дворы с иностранными и российскими купцами. Медь закупалась у населения и внутри страны.

    Постоянная нехватка в деньгах, обостренная нуждами войны, продолжалась и вынудила Петра I пойти на такой рискованный шаг, как чеканка меди по 40 руб. из пуда. Сначала по этой стопе печатались полушки, а затем пятикопеечники. Сознавая вредные последствия такого шага, царь решил выслушать на этот счет мнение верхушки купечества. 12 января 1718 г. во время посещения Красного монетного двора в Москве Петр объявил П. И. Прозоровскому, ведавшему денежным делом, о намерении начеканить полушек на 500 тыс. рублей. Он приказал "призвать купецких знатных людей и с ними о том посоветоваться: не будет ли от тех новых медных денег в народе и в торгах какова помешательства"24. Московские первостатейные купцы были созваны в Приказ Большой казны. Мнение купцов неизвестно, но вряд ли оно было положительным. Уж слишком обесцененной стала эта монетка в результате очередного понижения веса. Теперь стоимость содержавшейся в ней меди была в 6 - 8 раз меньше ее номинала.

    По приказу царя от 27 февраля 1718 г. выпуск медных копеек, денежек и полушек по 20 руб. из пуда прекращался. Вместо них было приказано делать одни полушки по 40- рублевой стопе. Введение такой весовой нормы для медных монет являлось ничем не прикрытым грабежом населения. Согласно указу, все прежние медные монеты не изымались из обращения, то есть по-прежнему оставались в ходу.

    Полушки по 40 руб. из пуда, приносившие пяти-, шестикратные доходы казне, представляли огромный соблазн для фальшивомонетчиков. Вследствие этого в годы чеканки этих монет (1718 - 1722) широкое распространение получили фальшивки. Подделка полушек облегчалась небольшим их размером, что позволяло изготовлять их ручным способом, и простотою их внешнего оформления.

    Переполнение обращения неполноценной медной монетой вело к девальвации этих денег, росту цен. Новые медные деньги причиняли "великое помешательство" в торговле, их отказывались принимать на рынке. Мастеровые люди корабельной верфи в Казани, получившие жалованье медной монетой, сообщали: "Купецкие люди медныя деньги ни за что не берут, а отговариваются тем, что у них в подушный платеж тех медных денег не принимают, а требуют все серебряных, и за тем в покупке всяких припасов и материалов чинится остановка и продолжение"25.

    Современники отмечали повышение цен и на иностранные товары, в том числе на серебро, как одну из причин падения вексельного курса, "понеже чужестранные купцы всегда против доброты денег смотря поступают, того ради берут на вексель великую наддачу и накладывают на свои товары дорогую цену". Нелегальный вывоз за границу российской золотой и серебряной монеты, особенно высокой пробы, тоже в значительной степени был следствием "недостоинства и худобы" медных денег. Иноземные купцы в порубежных городах на фальшивые медные деньги скупали с надбавкой золотые и серебряные монеты, а также товары и тайно вывозили их за рубеж26.

    Расстройство денежного обращения отражалось на состоянии финансов, экономики в целом и положении народа, особенно тех его слоев, которые не имели других доходов, кроме жалованья.

    Все эти неблагоприятные явления вызывали тревогу у Петра I и правительства. В июле 1722 г. из Астрахани, где царь находился в связи с Персидским походом, он предложил Сенату обдумать меры по борьбе с ними, "дабы после не тужить о невозвратном убытке". Сенат обратился к ряду центральных учреждений и обязал их высказать свои соображения. "Понеже медных денег в переделах умножилось, между которыми являются вывозные из-за рубежа, также и воровские, а познать оных с российскими не мочно", царь указал медных денежек и копеек не делать, а о сделанных - "Сенату посоветывать", каким образом изъять их из обращения. Сенаторы просили ответить на следующие вопросы: 1) как без "великого убытка государственного и народного" обменять медные деньги? 2) если их делать по прежней монетной стопе, то какой должна быть пропорция между медными и серебряными деньгами? 3) что надо сделать, чтобы затруднить привоз медных денег из-за рубежа и подделку внутри страны?27

    Самый обстоятельный ответ, содержащий интересные и важные суждения, прислала Берг-коллегия, президентом которой был Брюс, один из видных сподвижников Петра, генерал-фельдцейхмейстер (начальник артиллерии русской армии), сенатор, европейски образованный человек. Общие соображения коллегии состояли в том, что государство должно разумно пользоваться монетной регалией и руководствоваться не только фискальными интересами. Коллегия считала, что медную монету надо чеканить в определенной пропорции к серебряной, не превышающей 1:10. Излишек медной монеты в обращении вредит торговле, требует много времени и людей для подсчетов, больших расходов при пересылке денег в другие местности, причиняет убытки казне и населению. Коллегия предлагала временно прекратить чеканку медной монеты, а имевшуюся в обращении (более 2 млн. руб.) выменять и переделать.

    Обмен медной монеты с учетом того, что и фальшивых наделано много, принесет казне, по мнению коллегии, не менее 1 млн. руб. убытка. Его можно частично покрыть за счет установления некоторой подати, "которая б более до богатых, нежели до бедных касалась", причем следует разрешить выплату ее только медной монетой, которая после поступления ее на монетные дворы пойдет на переплавку. Надо подумать над тем, чтобы увеличить количество серебряной монеты в обращении. Берг-коллегия рекомендовала повысить цену на серебро, приносимое на монетные дворы. Доходы казны при этом сократятся, но это уменьшение будет покрыто за счет большей чеканки серебра, и тем самым "государство иностранным серебром богатее станет и внутренняя государственная казна умножаться будет"28.

    Донесение Берг-коллегии свидетельствует об известном учете опыта России и европейских стран и складывающемся понимании необходимости знать меру в эксплуатации монетной регалии, ограничить чеканку медных денег, строго соблюдать определенную пропорцию между находящейся в обращении медной и серебряной монетой. Эти представления повлияли на дальнейшую практическую деятельность той же коллегии, руководившей денежным хозяйством до февраля 1727 г., отразились в программе стабилизации денежного обращения в России, разработанной при непосредственном участии В. Н. Татищева Комиссией о монетном деле в 1730 - 1731 годах.

    Мнения Камер-коллегии, а также Главного магистрата не содержали новых идей и предложений. Суть их сводилась к тому, что чеканку медной монеты надо продолжать, чтобы казна не лишилась дохода ("а против прежних в весе или с убавкой" - должен решить Сенат), так как серебра мало, а надежды на его "умножение" в ближайшее время нет. Во-первых, Россия в 1722 г. по "сепаратному артикулу" Ништадтского мирного договора 1721 г. должна выплатить Швеции 2 млн. талеров. Во-вторых, при низком обменном курсе нельзя рассчитывать на закупку значительного количества серебра. Кроме того, от чеканки серебряной монеты казна не получит такого дохода, как от передела меди.

    Сенат, заслушав 14 ноября 1722 г. эти мнения, определил отложить решение вопросов о медных деньгах до приезда Петра I в Петербург. Между тем обсуждение их продолжалось. 25 июня 1723 г. вице-президент Берг-коллегии А. К. Зыбин подал в Сенат "Мнение о медных деньгах, дабы во оных воровства не было", как бы подытоживавшее эти обсуждения. Зыбин предложил сделать на 1 млн. руб. пятикопеечников по норме 40 руб. из пуда и на них обменять прежнюю медную монету, чеканенную по 20-рублевой стопе. Передел прежних медных денег в пятаки может принести казне прибыль около 15 руб. от пуда. Зыбин признал, что старая монета "зело плохой работы", а новую "надлежит делать самым чистым и добрым мастерством", поэтому придется мастерам заплатить больше, чем ранее29.

    Спустя три дня Сенат принял решение. Хотя царь 23 июня повелел сделать пятаков столько, чтобы можно было выменять все прежние медные монеты 20-рублевой стопы, Сенат полагал, что меди имеется мало и требуемого количества новых монет из нее начеканить нельзя, а поэтому указал изготовить пятаков на 500 тыс. руб., а если возможно, то и больше.

    Сенатским указом от 28 июня предписывалось начать выпуск медных пятаков по 40- рублевой весовой норме. При этом особое внимание обращалось на то, чтобы затруднить подделку этих монет - как способом чеканки, так и путем отливки металла в форму30. На указанном номинале новой медной монеты остановились потому, что пятикопеечники можно было сделать быстрее и дешевле, чем копейки и полушки. С этого года в денежное обращение вошли пятаки, которые стали самой распространенной медной монетой в России. Пятаки образца 1723 г. по норме 40 руб. из пуда продолжали чеканиться при Екатерине I и Петре II, они были ахиллесовой пятой денежного обращения почти до конца 50-х годов XVIII века.

    Для выпуска пятаков на 500 тыс. руб. требовалось 14 тыс. пуд. меди. Между тем запас ее не превышал 4 тыс. пудов. Чтобы обеспечить монетные дворы сырьем, Берг-коллегия решила всю медь, имевшуюся в торговых рядах в Москве, взять на монетные дворы, уплатив настоящую цену, и искать подрядчиков, которые согласились бы поставить медь в казну31. Однако Сенат отменил это решение и приказал делать пятаки из наличной меди, копеек и денежек, чеканенных по норме 20 руб. из пуда, по мере их поступления на монетные дворы. Для того, чтобы ускорить приток прежних медных денег, Сенат решил объявить, что если их не станут приносить для обмена на новые пятаки, то "оные впредь будут откликаны", т. е. изъяты из обращения. Пятикопеечников рекомендовалось начеканить сверх 500 тыс. руб. на такую сумму, чтобы покрыть весь расход, связанный с их выпуском32. При жизни Петра I программа по переделу пятаков не была выполнена: из намеченной суммы в 500 тыс. руб. в 1723 - 1724 гг. начеканили примерно третью часть.

    Каковы же итоги и динамика чеканки медной монеты в правление Петра I? В первые три года медная монета чеканилась только на Набережном денежном дворе, а с 1704 г. - и на Кадашевском, точнее, в его медном отделении. В течение первых пяти лет (1700 - 1704) объем продукции едва достигал 40 тыс. рублей. В крупных размерах передел проводился с 1705 года. Правительство встало на этот путь с целью увеличения доходов. В течение пяти лет (1705 - 1709) чеканка медной монеты возросла более чем в 12 раз и достигла в среднем почти 100 тыс. руб. в год. Убедившись, что медная монета органично внедрилась в денежное обращение и ее чеканка не вызывает недовольства, казна пошла на новое значительное увеличение передела меди. В 1700-е годы медной монеты было начеканено на 536 тыс. руб., а в 1710-е - на 1864 тыс., т. е. почти в 3,5 раза больше. В последующие годы (1720 - 1724) выпуск сократился и составил 574 тыс. руб., или в среднем 115 тыс. руб. в год33.

    Всего за 25 лет правления Петра I (1700 - 1724 гг.) было начеканено медной монеты почти на 3 млн. руб., что составляет в среднем в год 124 тыс. руб., но размеры передела были неравномерными и колебались (с 1705 г.) от 53 тыс. руб. до 400 с лишним тыс. руб. в год. Всего на изготовление медной монеты было израсходовано 132900 пудов меди. Общий доход казны от передела меди составил 1716 тыс. руб. (среднегодовой - 68,6 тыс. руб.) при высокой относительной его величине (отношение этого дохода к общей сумме чеканки - 57,7%). Чеканка серебряной и тем более золотой монеты в этом плане значительно уступала медной.

    Золотая монета. Червонные, или червонцы, были новой для страны денежной единицей. Прототипом для червонца послужил западноевропейский дукат, известный в Русском государстве еще с XV века. Но, подобно талеру, он не был монетой русского денежного обращения, а использовался как сырье, драгоценный металл для разных изделий. Из дукатов изготовлялись и русские "золотые" - монетовидные государственные наградные знаки многих видов.

    В первое время (1701 - 1711 гг.) чеканка червонцев велась только на Кадашевском монетном дворе, ас 1712 г. - на Красном (Китайгородском) дворе. Они были двух достоинств: одинарные ("одинакие") и двойные. Вес первых составлял 3,458 г, вторые были в два раза тяжелее и чеканились теми же штемпелями, что и одинарные.

    Золотые червонные делались из китайского "коробчатого" золота - песка, поступавшего через Сибирский приказ, но иногда упоминаемого в приходе других приказов. Название его связано с упаковкой в небольшие коробочки, каждая из них содержала около 3/4 фунта золотого песка. Реже привозились китайские слитки золота.

    Общее количество червонных, изготовленных в первой четверти XVIII в., исчислялось несколькими десятками тысяч. В ведомостях, составленных в более позднее время, указывается, что за 1701 - 1729 гг. было начеканено 35410 червонных, из них 18410 - в петровское время и 17 тыс. - в 1729 году. Сведения за 1729 г. соответствуют фактической чеканке, а за петровское время, как показывают даже неполные данные, явно занижены.

    В обращении червонцы ходили по более высокой цене, чем стоили казне. Она не была постоянной и изменялась в соответствии с ценой на золото в России, постепенно возрастая. Существуют разные мнения относительно цены, по которой червонцы ходили. И. И. Кауфман полагал, что казна продавала их в 1700 - 1711 гг. по 2 руб. 25 коп. за штуку34. Дуров показал, что эта цифра завышена. Первоначально на червонец была установлена цена в 40 алтын, или 1 руб. 20 коп. По этой цене их предполагалось отпускать с денежного двора в разные приказы. Однако эта стоимость удержалась недолго и вскоре превысила два рубля35. Позднее, в 50-х - начале 60-х годов XVIII в. Монетная канцелярия и Сенат пытались навести более точные справки о выпуске червонцев в России, но безуспешно. Ответ обычно был таков: "А сколько в котором году порознь было сделано и по какой цене в народ выпущены, того в экстракте Берг-коллегии не показано"36. То же сообщает другой источник: "По какому указу оные червонные сначала деланы и по какой цене оные хождение имели, не отыскано"37.

    В феврале 1718 г. была изменена стопа и проба золотых монет. С этого времени по 1729 г. стали чеканить золотые двухрублевики 75-й пробы по 100 штук из фунта лигатурного золота. На одной стороне монет было помещено изображение царя с надписью, на другой - изображение апостола Андрея Первозванного, стоящего с косым крестом, и круговая надпись с указанием цены - 2 рубля. Отсюда название - "андреевские" золотые. По- видимому, Петр предпринял этот шаг с целью экономии золота, которого не хватало, и увеличения доходов казны, так как цены на "коробчатое" золото значительно выросли.

    Но золотые двухрублевики были отступлением от международного стандарта золотых монет. Поэтому они больше использовались для внутреннего обращения, для международных же расчетов требовались дукаты. Это обстоятельство, по всей вероятности, и послужило основной причиной отказа от выпуска "андреевских" золотых и перехода вновь с 1729 г. к чеканке червонцев, которые были по пробе и весу полностью тождественны голландскому дукату. Но, не желая терять доход от выпуска червонцев, казна повысила их номинал с 2 руб. до 2 руб. 20 копеек.

    Сырьем для двухрублевиков в отличие от червонных служило не "китайское" золото, а иностранные дукаты и золото, которые шли в переплавку. Главными источниками снабжения монетного двора золотом были пошлинные и другие сборы (61%), а также покупка (29%). За семь лет (1718 - 1724) при Петре I было начеканено 317 тыс. "андреевских" золотых на 634 тыс. руб., Что составляет в среднем в год 90 тыс. рублей. Самая крупная чеканка приходится на 1720 - 1721 гг., когда она почти в два раза превышала среднегодовую38.

    Относительно небольшая чеканка золотой монеты в первой четверти XVIII в. объясняется нехваткой золота. Серебро в России стоило дорого, в то время как цены на золото были низкими. В европейских странах золото ценилось в 14 - 15 раз дороже серебра, а в России - примерно в 13 раз. Именно поэтому золото ввозить в Россию было невыгодно и оно не могло широко использоваться в денежном обращении. Напротив, иностранцы покупали не только червонные, но и всякое иное золото в России и тайно вывозили его за рубеж. И Монетная канцелярия и Сенат не раз обсуждали вопрос о повышении цены на золото, с тем чтобы оно стоило дороже серебра в 15 раз. Понижение весовой нормы и пробы серебряной монеты в начале правления Екатерины II, а главным образом, рост добычи серебра, позволили установить в России международный стандарт соотношения цен на золото и серебро.

    Собственная добыча золота в первой четверти XVIII в. была ничтожна. (Положение изменилось только с конца 40-х годов XVIII в., когда на Алтае на Колывано-Воскресенских заводах стали добывать золотистое серебро, из которого путем разделения научились получать золото. С этого времени зависимость России в драгоценном металле от Запада уменьшилась.) Небольшие размеры чеканки золотой монеты обусловили и незначительность дохода от нее казне (в 1718 - 1726 гг. в среднем 6,4 тыс. руб. в год).

    Каковы же общие итоги чеканки и эксплуатации монетной регалии в первой четверти XVIII века?

    В 1698 - 1724 гг. серебряной монеты было начеканено на 28,6 млн. руб., а среднегодовой выпуск составил 1,1 млн. рублей. Второе место по размерам чеканки занимала медная монета. Меди было переделано в 1700 - 1724 гг. почти на 3 млн. руб., или в среднем в год на 124 тыс. рублей. Общая сумма выпуска золотых монет (двухрублевиков и червонных) за весь период не превышала 735 тыс. рублей.

    Итак, в денежном обращении России в первой четверти XVIII в. серебряная монета являлась основной. На ее долю приходится 88,5%, медной - 9%, золотой - более 2% общей суммы чеканки. Всего же за время правления Петра I (1689 - 1724 гг.) серебряная чеканка составила около 30,4 млн. рублей. Общие доходы казны от чеканки монет в первой четверти XVIII в. превышали 10 млн. руб., или 423 тыс. руб. в среднем в год. Самый большой доход казна получила от передела серебра - 8366 тыс. руб. (при среднегодовом в 322 тыс. руб.).

    В истории денежной реформы Петра I можно наметить три этапа.

    На первый (1698 - 1704 гг.) - самый важный - приходится внедрение в денежное обращение наряду с серебряной также медной и золотой монеты, понижение веса серебряной копейки до 1/100 веса талера, или будущего рубля, основание новых денежных дворов и постепенный переход от ручной чеканки к машинной, разработка новой денежной системы.

    Сущность второго этапа (1711 - 1717 гг.) состоит в отказе от чеканки мелких серебряных денег талерной пробы и понижение ее до 70-й, т. е. в сокращении содержания в них серебра и, следовательно, уменьшении их реальной ценности.

    На третьем этапе реформы (1718 - 1724 гг.) происходят радикальные изменения в нескольких направлениях. Полностью прекратилась выделка серебряных проволочных копеек, и ведущее место в чеканке заняли монеты крупного достоинства (главным образом рублевая), для которых тоже была установлена 70-я проба. Казна, руководствуясь исключительно фискальными соображениями, перешла в чеканке медной монеты к новой, 40-рублевой, весовой норме, что привело к резкому обесценению медных денег. Выделка медной копейки прекратилась, ее заменила полушка, а с 1723 г. - пятак. Подверглась изменениям и золотая монета. Выпуск червонцев высокой пробы, соответствующей международной валюте - дукату - прекратился. Вместо них стали делать золотые двухрублевики 75-й пробы.

    Попытка реорганизовать денежную систему России и приблизить ее к европейской предпринималась еще до Петра I. Однако денежная реформа 1654 - 1663 гг. окончилась полной неудачей и вызвала социальный взрыв ("Медный бунт" 1662 г. в Москве). Причины провала заключались в том, что реформа проводилась неумело, без знания элементарных основ денежного обращения. Новые рубли чеканились на талерах весом 28 - 29 г и были вдвое легче счетного рубля (45 г) старыми копейками, не изъятыми из обращения. Государственная цена талера составляла 50 коп., а из него чеканили рубль, который сразу же становился неполноценным. На медные деньги (полтины, алтыны, затем копейки) был установлен принудительный курс, приравненный к серебру. К тому же материально, технически реформа совершенно не была подготовлена39.

    При проведении реформы в первой четверти XVIII в. учли допущенные ранее ошибки, широко использовали опыт европейских стран в денежном деле, создали прочную материальную базу, подготовили и пригласили из других стран специалистов. Реформу проводили без спешки, к каждому новому этапу готовились, обсуждая различные варианты. Медную монету вводили осторожно, постепенно, понемногу, причем она служила главным образом для размена крупной. Только после того, как убедились, что она не вызывает недоверия, что к ней привыкли, передел меди был значительно увеличен. Все это позволило правительству Петра I в целом успешно провести денежную реформу.

    В оценке реформы существует две точки зрения. Одна, наиболее четко представленная Милюковым, отмечала лишь негативные последствия реформы (понижение веса серебряной монеты привело к падению ее покупательной способности и росту цен на товары). Такой односторонний подход вытекал из критического отношения Милюкова к петровским преобразованиям в целом, и к денежной реформе в частности: он делал упор на ее фискальный характер, игнорируя другие, не менее важные черты40. Большинство историков и нумизматов, напротив, раскрывали, в основном, положительное значение денежной реформы и мало или вовсе не касались ее негативных последствий. Такой взгляд был продиктован общей высокой оценкой петровских реформ и культом личности Петра I, которые утвердились в большей части дореволюционной и советской литературы. Думается, ни та, ни другая оценка денежной реформы Петра I не дает объективного представления о ней.

    Значение ее было, велико, как в смысле ближайших последствий, так и в долгосрочном плане. В результате ее была создана единая для всей страны монетная система, отвечавшая уровню экономического развития России, более того, стимулировавшая это развитие. Она в целом успешно обслуживала потребности денежного обращения. В процессе реформы были использованы технические достижения, метрологические нормы и стандарты монетного производства европейских стран. При этом сохранялись традиционные черты русской системы.

    Однако и многие отрицательные явления в денежном обращении XVIII в. берут свое начало в петровское время. Речь идет о форсированной чеканке легковесных медных денег, которые теряли свое функциональное назначение и превращались наряду с серебром в основную монету. Засилье медной монеты в денежном обращении России, характерное особенно для последней трети XVIII в., тормозило развитие товарного производства, торговли, складывание всероссийского рынка.

    Денежная реформа Петра I позволила сосредоточить в руках государства крупные средства, облегчила финансирование военных расходов и многих других преобразований первой четверти XVIII века. 10-миллионный доход от эксплуатации монетной регалии помог России выиграть Северную войну, не прибегая к иностранным займам. Петр I не раз отмечал это обстоятельство. Серии новых монет помогали также населению усвоить новое летосчисление, гражданский алфавит и цифирь.

    Реформа велась в условиях тяжелой, изнурительной войны, и это наложило на нее отпечаток. Он проявился прежде всего в усилении фискальных моментов, т. е. в стремлении извлечь как можно больше доходов от эксплуатации монетной регалии, порой не считаясь с отрицательными последствиями такой политики для состояния денежного обращения, экономического положения страны и народа.

    Все современники, в том числе и представители петровской администрации, которые могли судить об этом со знанием дела, отмечали, что одним из последствий уменьшения веса монеты, понижения пробы, массовой чеканки медной монеты было обесценение денег и падение обменного курса. В результате цены на товары, отечественные, и особенно зарубежные, выросли в 2 раза, в том числе на привозное серебро41. В старых деньгах (до 1698 г.) за талер в России платили 50 коп. или немногим больше, а в 20-х годах XVIII в. его курс поднялся в 2 с лишним раза. Естественно, что и доходы казны от монетного передела покупного серебра значительно сократились.

    В XVI - XVII вв. население России пользовалось только серебряной монетой. В XVIII в. положение изменилось. Курс на чеканку из серебра в основном монет крупного номинала, начатый в последние годы правления Петра I, был продолжен его преемниками. В 30 - 50- х годах XVIII в. проволочные серебряные копейки в значительной части были изъяты из обращения и перечеканены в рубли и полтины. В результате этого, а также все возраставшего значения в денежном обращении медной монеты, золото и серебро сосредоточивались в руках знати, дворян и богатых людей (прежде всего верхушки купечества), а основная масса народа довольствовалась медяками. По образному выражению Спасского: "Иной крестьянин и помирал, не подержав в руках рублевик с царским портретом, а о золоте только в песнях слышал, да в сказках"42.

    Подобно многим нововведениям Петра I, денежная система, созданная в процессе реформы и основанная на десятичном принципе, показала свою жизнеспособность. Она с некоторыми изменениями просуществовала почти до конца XIX в. и сохранила некоторые основные черты в наше время.

    Примечания

    1. АРСЕНЬЕВ К. И. Историко-статистическое обозрение монетного дела в России. - Записки Русского географического общества, 1846, кн. 1; ШТОРХ П. А. Материалы для истории государственных денежных знаков в России с 1653 по 1840 г. - Журнал Министерства народного просвещения, 1863, N 3; ВИНКЛЕР П. Из истории монетного дела в России. Монетное дело в царствование Петра Великого. СПб. 1892; КАУФМАН И. И. Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX в. СПб. 1910.

    2. СПАССКИЙ И. Г. Русская монетная система. 4-е изд. Л. 1970; его же. Денежное обращение. В кн.: Очерки русской культуры XVIII века. Ч. 2. М. 1987; его же. Петербургский монетный двор от возникновения до начала XIX в. Л. 1949; СПАССКИЙ И. Г., ЩУКИНА Е. С. Медали и монеты петровского времени. Л. 1974; ДУРОВ В. А. Очерк начального периода деятельности Кадашевского монетного двора в связи с денежной реформой Петра I. В кн.: На рубеже двух веков. М. 1978, с. 40 - 65; его же. Денежные дворы Приказа Большой казны в конце XVII - начале XVIII в. В кн.: Памятники русского денежного обращения в XVIII - XX вв. Нумизматический сб. Ч. 7. М. 1980.

    3. АНИСИМОВ Е. В. Время петровских реформ. Л. 1989; ПАВЛЕНКО Н. И. Петр Великий. М. 1990.

    4. СПАССКИЙ И. Г. Денежное обращение Русского государства в середине XVII в. и реформы 1654 - 1663 гг. В кн.: Археографический ежегодник за 1959 г. М. 1960; МЕЛЬНИКОВА А. С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра I. М. 1989.

    5. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ) I. Т. 2, N 825; Т. 4, N 1776.

    6. АНДРЕЕВ А. И. Петр I в Англии в 1698 г. В кн.: Петр Великий. М.-Л. 1947, с. 82 - 87.

    7. СПАССКИЙ И. Г. Русская монетная система, с. 160 - 164; ДУРОВ В. А. Очерк начального периода, с. 41 - 44.

    8. ВИНКЛЕР П. Ук. соч., с. 11.

    9. ПСЗ I. Т. 5, N 3164.

    10. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. Сенат (248), кн. 164, л. 276. И. Там же, л. 276, 291 - 292; КОЗИНЦЕВА Р. И. Участие казны во внешней торговле России в первой четверти XVIII в. - Исторические записки. Т. 91.

    12. ПСЗ I. Т. 6, N 3748; т. 7, N 4185, 4278, 4473, 4696.

    13. СПАССКИЙ И. Г. Петербургский монетный двор, с. 14 - 19, 24 - 26; его же. Первое трехлетие Петербургского монетного двора. В кн.: Труды Государственного Эрмитажа, 1986, т. 26; РГАДА, ф. Монетная канцелярия (270), оп. 1, 1724 г., д. 160, л. 312, 355 - 355об., 497.

    14. РГАДА, ф. Сенат, кн. 3594, л. 258 - 259об.; ф. Внутреннее управление (16), д. 31, л. 46 - 46об.

    15. См., напр., КАУФМАН И. И. Ук. соч., с. 133 - 135; ТРОИЦКИЙ С. М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М. 1966, с. 198.

    16. РГАДА, ф. Следственная комиссия о злоупотреблениях компанейщиков (300), оп. 1, д. 10, л. 179 - 180.

    17. ПСЗ I. Т. 4, N 2444.

    18. Там же. Т. 5, N 3164.

    19. Всего за 13,5 лет (июль 1711 - 1724) было сделано серебряных монет разного номинала на 8,5 млн. рублей. В первый период чеканилось в среднем монет более чем на 1,5 млн., во второй - на 630 тыс. рублей (РГАДА, ф. Сенат, кн. 3594, л. 258 - 259об.; ф. Внутреннее управление, д. 31, л. 46 - 46об.).

    20. СОЛОВЬЕВ С. М. История России с древнейших времен. Кн. 8. М. 1962, с. 73, 74.

    21. ДУРОВ В. А. Очерк начального периода, с. 57, табл. 3.

    22. РГАДА, ф. Сенат, кн. 683, л. 19об-20.

    23. ПСЗ I. Т. 4, N 1776.

    24. РГАДА, ф. Сенат, кн. 747, л. 853.

    25. ПСЗ I. Т. 7. N 4960.

    26. РГАДА, ф. Финансы (19), д. 148, л. 168.

    27. Там же, ф. Сенат, кн. 683, л. 11.

    28. Там же, л. 4 - 10.

    29. Там же, л. 14 - 15, 20 - 25, 38, 41 - 41а.

    30. Там же, л. 42; ПСЗ I. Т. 7. N 4258; УЗДЕНИКОВ В. В. История чеканки и обращения медных пятаков образца 1723 г. В кн.: Нумизматика: материалы и исследования. М. 1988, с. 15 - 19.

    31. РГАДА, ф. Сенат, кн. 683, л. 79 - 80.

    32. Там же, л. 81 - 82, 93 - 93об.

    33. Там же, л. 244об. -245; кн. 747, л. 866 - 867об., 874; кн. 3594, л. 267 - 268.

    34. КАУФМАН И. И. Ук. соч., с. 131.

    35. ДУРОВ В. А. Очерк начального периода, с. 58 - 59. Действительно, в 1713 и 1716 гг. червонцы ходили по два рубля (Письма и бумаги Петра Великого. Т. 12, вып. 2. М. 1977, с. 93; РГАДА, ф. Кабинет Петра, отд. 1, к. 62, л. 299).

    36. Монеты царствований имп. Елизаветы Петровны и имп. Петра III. СПб. 1896, N 176.

    37. РГАДА, ф. Сенат, кн. 3594, л. 263об.

    38. РГАДА, ф. 16, д. 31, л. 52 - 52об., 47об.

    39. МЕЛЬНИКОВА А. С. Ук. соч., с. 196 - 206.

    40. МИЛЮКОВ П. Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. Изд. 2-е. СПб. 1905, с. 152 - 153, 528 - 529.

    41. Вот что писал по этому поводу в 1724 г. Зыбин: "Ефимки и товары на нынешние деньги покупаются перед прежними ценою вдвое... и прибыль от той перемены монет в товарах учинилась иностранным купцам, а не в Российской империи". В том же духе высказывался и Татищев: "Чем хуже деньги, тем ниже вексель и дороже привозные товары становятся" (РГАДА, ф. 300, оп. 1, д. 10, л. 52 - 52об., 66об.).

    42. Очерки русской культуры XVIII века. Ч. 2, с. 137.
     

Поделиться этой страницей